Евгений Гальперин: "Когда в фильме будет звучать музыка, а когда тишина, равноценно важно"
16 июля свою творческую встречу в рамках ОМКФ провел Евгений Гальперин, член жюри Международного конкурса, композитор, написавший музыку к фильмам Люка Бессона, Сергея Мокрицкого, Гэрри Росса, Адрея Звягинцева, Гэрри Росса, Барри Зонненфельда

“Согласно легенде, идея использовать музыку в кино появилась еще у братьев Люмьер. В первом кинотеатре в Париже в фойе стояло фотрепиано. Его использовали лишь для того, чтобы развлекать публику перед сеансом. В какой-то момент киномеханик попросил перенести пианино в зал, чтобы заглушить звук киноапппарата, который жутко громко работал. Так музыка попала в кино.”

“Очень важно разбираться в психологии персонажей. Музыка часто дает то, что режиссер не успевает рассказать за полтора часа фильма. Например, нам показывают героя, о котором мы ничего не знаем. Он с глубоким выражением лица гуляет. Но лицо мало что рассказывает. А музыка может дать практически весь бэкграунд. За три минуты музыка расскажет сильнее и полнее, чем любая картинка.”

“Когда в фильме будет звучать музыка, а когда тишина, равноценно важно. Тишина в кино - тоже серьезная часть работы. В коммерческом кино музыка почти всегда непрерывна. Она обязана вести зрителя и не отпустить его, чтобы он не отвлекся. Если герой плачет, то музыка должна подвести к этому, объяснить все. А в авторском кино режиссер сам может заставить зрителя смеяться и плакать, а музыка должна внести такое, чего ничем другим не внести. Я считаю, что после целого века истории кино мы просто обязаны обращать внимание на пропорции тишины и музыки.”

“Слишком мелодичные и яркие темы для кино сейчас не в тренде. Это чрезмерно лирично для нынешнего кино. Например, прекрасный Морриконе сейчас невозможен. В кино в наше время все намного динамичнее. Минимализм. Желательно на двух нотах”

“Чтобы стать кинокомпозитором, безусловно нужно учиться. Но совсем необязательно это делать в классических структурах. Сейчас самая интересная музыка в кино написана композиторами, которые пришли из поп-музыки. Ник Кейв, Крис Мартинес, Ван Геллис, гитарист “Radiohead”, Джонни Гринвуд. Потому что, к сожалению, классические кинокомпозиторы привыкли опираться на костыль картинки. Часто их музыка сама по себе не несет смысловой нагрузки. Как подстилка. Красивая и профессиональная, но безликая. А у музыкантов из поп-музыки она говорит сама за себя.”

“Для стилистики музыки важен и национальный колорит. Я работал с иранским легендарным режиссером, Оскаром Фархади, дважды оскароносным. Нам было сложно. Столкновение двух разных культур - это неизбежно. Я понимал что у него стилистика другая, восточная, но нам надо было подстроиться под европейскую публику, под французов. Поскольку герои в нашей картине были европейцами. Он постоянно показывал мне примеры иранской музыки. Я ему объяснял, что это слишком романтично и плаксиво для европейцев. Но на следующий день он снова приносил мне похожие примеры. Прошло много времени, пока он смог отделить себя от нее.”